Синдром мюнхгаузена

Особенности лечения

Лица с синдромом Мюнхгаузена чаще всего отказываются от профессиональной помощи психиатра, поскольку считают себя психически здоровыми. Больной соглашается на консультацию специалиста лишь в безвыходных ситуациях, когда он ощущает свою абсолютную беспомощность.

Из российских специалистов о лечении синдрома Мюнхгаузена наиболее развернуто высказался доктор Мясников. Рассмотрим некоторые из его рекомендаций:

Лечение должно предполагать постоянный контроль за психическим, эмоциональным и физическим состоянием пациента. Поэтому в данном случае требуется наблюдение больного одновременно у нескольких специалистов.
Курс психотерапии обязателен и должен быть направлен на адаптацию пациента в общественной среде

Очень часто в основе синдрома лежат какие-то сильные комплексы или детские травмы, на которые следует обратить внимание.
В качестве отвлечения от проблемы пациенту следует переключить внимание на какое-либо занятие. Для этого могут быть использованы хобби, расширение круга общения, новые знакомства будут очень кстати

Многим пациентам помогают справиться с патологическими наклонностями домашние питомцы.

Лечение синдрома Мюнхгаузена от третьего лица нередко предполагает психическую помощь не только самому больному, но и человеку, через которого он пытался воздействовать на окружающих.

Для диагностики ­характерно:

  • исчезновение симптомов у ребенка, когда рядом нет ­матери;
  • ее недовольство выводом об отсутствии ­патологии;
  • очень заботливая мать, которая под надуманными предлогами отказывается оставить своего ребенка хотя бы ­ненадолго.
  • Искусственные болезни очень плохо поддаются лечению (ведь матери это невыгодно!), поэтому дети-жертвы подвергаются массе ненужных медицинских процедур, некоторые из которых могут быть ­опасны.

«Бароны» могут наносить непоправимый вред здоровью и угрожать жизни ребенка. По данным ряда авторов, жертвы синдрома Мюнхгаузена by proxy были отмечены среди детей с диагнозом синдрома внезапной смерти — до 35 % всех случаев, наблюдавшихся авторами в течение 23 лет. Делегированный синдром Мюнхгаузена очень трудно распознать, поэтому точно определить его распространенность пока не ­удается.

«Добрые самаритяне»

Матери, вызывающие у детей болезни, часто страдают от недостатка общения и понимания, нередко несчастливы в браке. Некоторые также страдают от других психических расстройств

Подавляющее большинство (до 90 %) в детстве сами подвергались физическому или психическому ­насилию.

Если врачи обнаруживают искусственную природу болезни ребенка, «мюнхгаузены» отрицают свою вину даже при наличии серьезных доказательств и отказываются от помощи ­психиатра.

 

Mедсестра или няня с делегированным синдромом Мюнхгаузена может получать внимание и благодарность от родителей за доброту, которую она проявляла во время короткой жизни их ребенка. Однако такая «благодетельница» озабочена только вниманием к себе, и имеет доступ к огромному числу потенциальных ­жертв.

 

Пациенты с делегированным синдромом Мюнхгаузена осознают, что если у окружающих появляются подозрения, они вряд ли озвучат их, так как боятся ошибки

Любые обвинения MSBP-личность истолкует как преследование, где она сама стала жертвой клеветы и наветов! Таким образом, ситуация используется как еще более выгодная, чтобы снова оказаться в центре внимания

Очень важно понимать, что MSBP-личность, как и все больные с расстройствами, направленными на получение внимания, часто внушает доверие своей «правдоподобностью» и ­убедительна.

 

Хочу быть «кому‑то ­нужной»…

Лично мне пришлось лишь пару раз столкнуться с «синдромом по доверенности». Вот довольно благоприятный ­эпизод.

Молодую женщину ко мне на прием буквально волоком затащил муж. Суть жалоб сводилась к болезненной тревоге, чувству напряжения, перепадам настроения, раздражительности, постоянном страхе за здоровье десятилетнего ­сына.

 

У мальчишки пару лет назад обнаружились проблемы со зрением; был установлен довольно безобидный диагноз. У пациентки же возникла уверенность, что ребенку грозит слепота. Вопреки убеждениям окулистов и родных — женщина не находила себе места. Она пользовалась малейшей возможностью показать сына «лучшему специалисту», не отпускала его на занятия спортом: «Ты же ослепнешь!..». Начала тайком от семьи самостоятельно закупать и давать сыну лекарства «от глаз». Любые возражения встречала в штыки, обвиняла близких в черствости. Дальше — больше. Выяснилось, что мать добивается от окулистов направления на операцию. Для мальчика, естественно. На этом терпение мужа иссякло, и он повел жену к ­психиатру.

 

Я долго собирал сведения о жизни пациентки. Женщина с яркими истероидными чертами, неглупая, но не реализовавшаяся в жизни, не добившаяся «достойного» внимания окружающих, на материальном обеспечении любящего мужа… В общем, всё вполне укладывалось в описанный ранее стереотип. В беседе больная признала, что искала возможность стать нужной «хоть для кого‑то»…

 

В описанном случае мне, как врачу, повезло. Болезнь зашла не слишком далеко; женщина согласилась на лечение. Ситуация разрешилась благополучно. Но у меня остался тот самый осадок, о котором я упоминал вначале. Ощущение дремучей жути, пугающего мрака больной души, словно ищущей жертву, которую можно ласково задушить в ­объятиях…

Сейчас в нашей стране (да и многих других) отсутствует законодательная база для рассмотрения подобных ситуаций. В случае синдрома Мюнхгаузена врач сталкивается с ложью и саморазрушительным поведением больного, который пытается втянуть в свою игру и доктора. Проблема приобретает этический характер: врач не может рассчитывать на открытое общение и честность подобных пациентов, а значит, не может действовать в их ­интересах.

 

«Мюнхгаузены» — это всегда трудные пациенты: диагноз можно заподозрить, но невозможно его установить без всестороннего обследования и длительного динамического наблюдения. Об этом заболевании можно подумать, когда опытный клиницист говорит: «Первый раз встречаюсь с подобным случаем!».

История болезни

Этот синдром назван по имени знаменитого литературного персонажа, неисправимого фантазера, Барона Мюнхаузена

Впервые болезнь удостоилась внимания широкой публики в 1951 году, когда в статье, опубликованной в медицинской газете «Ланцет», доктор Ашер, призвал врачей проявлять бдительность и обратить внимание на существование синдрома. По оценкам системы здравоохранения пять человек из каждых ста тысяч подвержены данному заболеванию

Большинство медиков читали о нем только в учебниках.

Пациент с синдромом Мюнхаузена делает все, чтобы добиться внимания врачей. Обычно это интеллигентный человек, с немалыми познаниями в медицине, недостатком тепла и любви в повседневной жизни. Обычно он появляется в больнице с длинной и драматической историей болезни, чтобы его было невозможно отослать домой. Многие из «мюнхаузенов» — медицинские работники: медсестры, лаборанты, техники лабораторий, которые знают, как правильно использовать лекарства и медицинские знания, чтобы имитировать симптомы необходимой болезни. Они умеют использовать слабительные средства, чтобы добиться обезвоживания организма, которое требует немедленной госпитализации и лечения в условиях стационара. Или доводят до омертвения руку или ногу, пережимая артерию, до такой степени, чтобы ему удалили омертвевший орган. Таким образом, человек обеспечивает себе длительную серию медицинских процедур, о которой он, в сущности, страстно мечтал.

В случае столкновения с синдромом Мюнхаузена требуется вмешательство психиатра. Но большинство пациентов отрицают свою болезнь, уверены, что сильно больны и не хотят лечиться от своих болезненных фантазий. Врач должен быть убежден, что речь идет о «мюнхаузене». Лишь немногие начинают лечение, делая попытку вместе с пациентом распознать проблему, понять, откуда появились потребность причинять себе боль, заставлять тело страдать от симптомов таких тяжелых болезней. В профессиональной литературе указывается, что треть пациентов готовы пройти углубленное психиатрическое лечение, дающее им шанс выйти из этого состояния. Но всегда существует опасность вернуться к этому. Треть пациентов убегает и не признает наличие болезни, еще треть отсеивается во время лечения.

Диагностика

Установка правильного диагноза вызывает большие трудности, так как симулянты крайне убедительно играют. Чтобы разоблачить пациента, доктору нужно выполнить следующие действия:

  • провести осмотр;
  • проверить все существующие медицинские записи на имя пациента;
  • опросить родственников и близких;
  • осмотреть палату.

Если больной услышит о симуляции от доктора, может проявлять ярость, агрессию.

Американская ассоциация терапевтов рекомендует использовать следующие критерии при постановке диагноза:

  • отсутствие коммерческой выгоды;
  • осознанная имитация патологического состояния;
  • гигантское желание выдать себя за реально больного человека.

Для получения максимально эффективного лечения необходимо посетить специалиста своевременно.

Делегированный синдром Мюнхгаузена

Под делегированным синдромом Мюнхгаузена, или синдромом Мюнхгаузена по доверенности (англ. Münchausen syndrome by proxy, аббр. MSBP), понимают такой вид симулятивного расстройства, при котором родители или лица, их замещающие, намеренно вызывают у ребёнка или уязвимого взрослого человека (например, инвалида) болезненные состояния или выдумывают их, чтобы обратиться за медицинской помощью. Такие действия совершают чаще женщины, в большинстве случаев — родные матери или супруги. При этом лица, симулирующие болезни ребёнка, сами могут проявлять поведение, типичное для синдрома Мюнхгаузена.

Лица, страдающие делегированным синдромом Мюнхгаузена, могут использовать самые различные методы, чтобы спровоцировать появление у ребёнка/уязвимого взрослого болезни. Воображаемая или вызываемая болезнь может принимать практически любую форму, но наиболее распространенными симптомами являются: кровотечения, припадки, диарея, рвота, отравления, инфекции, удушье, лихорадка, аллергии и синдром внезапной детской смерти. Искусственно вызываемые у детей болезни очень плохо поддаются лечению, поэтому дети, страдающие от таких расстройств, подвергаются большому числу ненужных медицинских процедур, некоторые из которых могут быть вредны.

Вред может наноситься любым способом, который не оставляет улик, например, затруднение дыхания (рука на рту, пальцы на ноздрях; лечь на младенца; полиэтиленовая пленка на лицо), удержание пищи, удержание лекарств, другие манипуляции с лекарствами (повышение дозы, ввод лекарств, когда это не нужно), а также умышленная задержка вызова медицинской помощи, когда такая необходимость возникла. В последнем случае, когда жертва коллапсирует (приступ и т. д.), MSBP-личность может, убедившись, что жизни пациента угрожает серьёзная опасность, предпринять действия по спасению с целью получения восхвалений как героя и заботливого человека, который спас пациенту жизнь.

Искусственные заболевания и многократное лечение негативно сказывается на психическом развитии и здоровье детей. Кроме того, действия, при помощи которых создаются симптомы болезни, могут наносить непоправимый вред здоровью ребёнка и представлять опасность для его жизни.

Делегированный синдром Мюнхгаузена очень трудно распознать, поэтому точно определить его распространенность пока не удается.

Родители, вызывающие у детей болезни, как правило, страдают от недостатка психологической поддержки. Они часто несчастливы в браке. Часть из них страдает от психических расстройств. Многие обладают некоторым запасом знаний в области медицины. В случае обнаружения искусственной природы болезни ребёнка они отрицают причинение вреда даже при наличии серьёзных доказательств и отказываются от какой-либо психотерапии

Mедсестра или медбрат с делегированным синдромом Мюнхгаузена может получать внимание и благодарность от родителей за доброту, которую проявляет во время короткой жизни их ребёнка. Однако такой человек озабочен только вниманием к себе и имеет доступ к огромному числу потенциальных жертв.

Лицо с делегированным синдромом Мюнхгаузена знает, что если у членов семьи или коллег появляются подозрения, они вряд ли озвучат их, так как боятся, что могут ошибаться. Никто не хочет обвинить MSBP-личность или подать заявление в органы расследования. Если они ошибаются, это обвинение в клевете и изоляция от семьи. Если MSBP-личность узнает, что такое обвинение было сделано, и сможет догадаться, кто сделал обвинение, это истолковывается как преследование, где личность является жертвой, и ситуация эксплуатируется как ещё более выгодная, чтобы такая личность снова оказалась в центре внимания. Когда это происходит в семье, это используется как возможность настроить всю семью против человека, сделавшего обвинение, либо против любого другого, кого MSBP-личность может идентифицировать как человека, который высказал подозрение. MSBP-личность, как и все личности с расстройствами, фокусированными на получении внимания, всегда внушают доверие своей «правдоподобностью» и убедительны.

Синдром Мюнхгаузена: лечение

Установить диагноз человеку, отлично информированному в медицинских деталях — большая проблема. Он умеет, как симулировать, так и скрывать признаки заболевания. Как правило, пациенты с данным синдромом редко обращаются к специалисту в добровольном порядке, чаще их приводят в клинику родственники, близкие. Больные отказываются соглашаться с тем, что их патология — психическое расстройство. Часто вступают в конфликт с доктором, дают свои указания и т.д. Только при острых фазах они могут дать добровольное согласие на комплексное лечение.

Для диагностирования требуется:

  • осмотр пациента;
  • сбор анамнеза;
  • беседа с родственниками;
  • исследование анализов на исключение или выявление соматических патологий.

Для подтверждения диагноза, врач может связаться с другими клиниками и собрать информацию для восстановления объективной картины. Если недуги, перечисленные пациентом, не подтверждаются — налицо имитация состояния.

Лечением пациентов данного типа занимаются эндокринологи, психиатры, психотерапевты. В комплекс входит облегчение острого состояния, вывод из депрессий, стресса, панических атак. В список лекарственных средств входят антидепрессанты, антипсихотики, а при серьезных патологиях в клетках мозга — нейролептики, ноотропики и т.д.

Также врачи рекомендуют пациентам:

  • завести новые знакомства;
  • лечиться только у одного доктора и полностью ему довериться;
  • заняться хобби, найти новое увлечение;
  • вести здоровый образ жизни;
  • завести четвероногого друга, свинку, попугая и т.д.;
  • внести в рацион питания здоровые и полезные продукты: овощи, зелень, белое мясо, рыбу, орехи, фрукты, орехи и т.д.

Описание делегированного синдрома

Делегированный синдром Мюнхгаузена (он же синдром Мюнхгаузена по доверенности) — это вид симулятивного расстройства, при котором родитель или опекун намеренно вызывает у зависимого и уязвимого человека симптомы болезни или фабрикуют их, чтобы обратиться за помощью медиков.

Речь в данной ситуации идет не о простом симулировании болезни, так как ребенок или уязвимый взрослый не принимает участие в «больном спектакле», являясь лишь марионеткой в руках человека с реальным расстройством.

Опекун или родитель наносит зависимому лицу вред, чтобы обеспечить правдоподобность истории болезни.

Но зачем человек целенаправленно причиняет вред ближнему? «Бароны» не получают удовольствия от страдания уязвимых «больных».

Но они получают эмоциональные выгоды от сострадания врачей, восхищения окружающих собственной стойкостью и преданностью, участливых взглядов и вопросов по поводу состояния проходящего лечение человека.

Чаще именно матери страдают от делегированного синдрома. И они могут сутками просиживать у койки больного малыша, приносить в жертву личную жизнь и карьеру, терпеть различные неудобства и финансовые убытки.

Пример №1

В больницу поступил маленький пациент, которого привезла мать. Тело мальчика было покрыто гнойными нарывами непонятного происхождения. В результате длительных и серьезных обследований причины патологии выявлено не было.

При этом мать плакала, настаивала на срочной госпитализации ребенка и даже требовала хирургического вмешательства.

В первый раз мальчика положили в больницу, где вскрыли нарывы и сделали перевязку.

Малыш быстро пошел на поправку. Но самым странным в этой истории было то, что за все время пребывания в леченом учреждении у ребенка не появлялись новые нарывы.

Спустя месяц после выписки история повторилась. Мама снова привезла сына на лечение. Тело ребенка было покрыто воспалениями. При этом женщина плакала, умоляла оказать малышу помощь и отказывалась отходить от больничной койки.

Сопоставив отдельные факты, врачи начали подозревать мать во лжи. Но женщина быстро забрала ребенка из больницы, обосновав свое решение желанием обратиться в частную клинику.

Через неделю медсестра призналась, что видела, как мать делала малышу укол грязным шприцом.

Пример №2

В больницу обратилась женщина, утверждавшая, что ее 2-ух летняя дочь засунула в нос пластиковую деталь от игрушки.

При обследовании выяснилось, что в носовой полости действительно застрял инородный предмет.

Через две недели женщина обратилась к специалистам вновь. В этот раз девочка проглотила пластиковую деталь. Мать настаивала на немедленной операции, впадая при этом в истеричное состояние.

В третий раз женщина утверждала, что малышка протолкнула фрагмент конструктора в ухо. При тщательном осмотре инородного предмета обнаружено не было.

Но женщина все равно настаивала на операции и очень злилась, когда врачи опровергли факт наличия пластикового элемента в ушном проходе. В результате она покинула клинику с намерением найти более компетентных врачей.

Синдром Мюнхгаузена у матерей является причиной детского отставания в развитии.

Ребенок, посредством которого мать добивается прямого контакта с врачами, испытывает сильнейший стресс, не может налаживать контакты со сверстниками, позже других малышей начинает ходить, говорить и играть.

Иногда ситуация заходит так далеко, что родитель доводит своего ребенка до критического состояния или даже организовывает убийство, чтобы потом играть роль раздавленного горем человека и получать сочувствие окружающих.

Симптомы

Синдром Мюнхгаузена делегированный – это серьёзное психическое расстройство. Но есть и индивидуальная разновидность заболевания.

Для человека с синдромом Мюнхгаузена характерны следующие пункты:

Артистизм. Для симулянта не сложно устроить красочную сцену, в которой будут продемонстрированы симптомы несуществующей болезни

Для человека важно, чтобы страдания увидело больше людей.

Фантазирование. Человек с психическим отклонением может раздуть из мелочи огромную проблему

Чаще всего даже врачи с большим опытом поддаются на провокацию и верят больному.

Постоянные истерики. Когда близкие люди не реагируют на выдуманные симптомы, человек начинает злиться.

Интеллект. Чтобы придумать себе очередную болезнь, человек должен иметь хорошие умственные способности. Поэтому больной изучает много информации, касательно патологии.

Образованность. По статистическим данным, были случаи, когда синдром Мюнхгаузена был диагностирован у людей с высшим медицинским образованием.

Инфантилизм. Человек с наличием синдрома не отвечает за свои поступки и не думает о будущем.

Одержимость. Больной может годами посещать специалистов и добиваться присвоения нужного диагноза.

Садизм. При делегированном синдроме человек может нанести вред своему ребёнку, пожилому родственнику.

Мазохизм. В погоне за кровотечением человек может наносить большой вред своему здоровью. Это выражается в глубоких порезах, ампутировании пальцев.

Изворотливость. Человек не хочет озвучивать данные врачей. Это связано с боязнью разоблачения.

Синдром можно определить по желанию человека травмировать себя. Он хочет любыми методами доказать болезнь. Симулирование может проявляться длительное время. Поэтому синдром не всегда определяют.

Основные признаки заболевания:

  • регулярный приём различных медикаментов;
  • постоянные требования о назначении медикаментов;
  • посещение докторов – человек может выбирать молодых специалистов, которые не имеют большого опыта работы;
  • желание оперативного вмешательства;
  • жалостный рассказ о своём здоровье;
  • ухудшение самочувствия без причины;
  • частые звонки в скорую помощь с целью госпитализации;
  • выдумки страшной болезни, но показатели анализов крови и мочи находятся в норме;
  • высокая осведомлённость о симптомах симулирующего заболевания;
  • подмена анализов – человек может использовать результаты действительно больного родственника;
  • объёмная карта пациента, в которой указано много жалоб, противоречащих друг другу.

Человек с синдромом Мюнхгаузена старается заболеть. Для этого он подолгу находится в местах с большим скоплением людей – очередь в больнице. А также использует бытовые приборы заболевшего (ОРВИ, грипп).

При делегированном синдроме человек может специально давать близкому ненужные лекарственные препараты или запрещать приём пищи. Это необходимо для вызывания сострадания у окружающих.

Признаки наличия делегированного синдрома:

  • результаты обследования находятся в норме;
  • несмотря на проведённое лечение, жалобы сохраняются;
  • первичным диагнозом часто становится редкое заболевание;
  • человек с синдромом считает, что диагностика здорового родственника (ребёнка, мамы, папы) была проведена неправильно или неквалифицированными специалистами;
  • симптомы мнимой болезни исчезают, когда рядом нет человека с синдромом Мюнхгаузена.

Поиски любви и тепла

После десятой госпитализации медперсонал заподозрил, что речь идет не о хронической больной. После серии наблюдений появилось подозрение, что И. сама причиняет себе боль, и возможно, страдает от синдрома Мюнхаузена. Она была переведена на лечение в психиатрическое отделение, где была обнаружена истинная причина столь загадочных обмороков.
И., работая лаборанткой, стащила наркотическое средство, имеющееся в наличии только в больницах, которое приводит к временному «отключению», длящемуся около четверти часа. Вещество не оставляет следов в крови, поэтому его тяжело обнаружить при помощи лабораторных анализов. Средство можно ввести только внутривенно, что требует определенных навыков. И. научилась находить подходящую вену и вводить лекарство. Она объяснила свои действия отсутствием любви и поисками человеческого внимания. Она знала, что найдет их в больнице. Она объяснила, что желание ввести наркотик рождалось импульсивно, помимо ее воли.

Сегодня И. находится под наблюдением в психиатрической клинике, получает медикаментозное лечение. В беседах с психологом она пытается справиться с проблемами, вызванными тяжелой личной жизнью — уход из дома в юном возрасте и отлучение от семьи. Больница, коллектив, врачи стали для нее заменой родителям, которых так не хватало в ее жизни. Медперсонал больницы, где она работает и лечится, которому удалось ее вылечить, гордятся своим успехом, довольно редким явлением, когда речь идет о больных синдромом Мюнхаузена. Но никто не гарантирует, что она выздоровела навсегда или не попытается снова вернуться в прошлое и впрыснуть себе наркотик, чтобы попасть в другую больницу.

Анонимность – одна из составляющих синдрома. Больные боятся разоблачения, стыдясь своего недуга и опровергая его наличие. И. и такие, как она, обычно приходят в приемные отделения больниц в поздние послеобеденные часы, когда утреннюю смену врачей сменяют молодые и менее опытные доктора. Они очень драматично описывают состояние своего здоровья, что позволяет им убедить специалистов в необходимости немедленной госпитализации. Утром приходят опытные врачи, более привыкшие к подобным явлениям. Но «мюнхаузены» не опускают руки. Fectmodarlicon . Они пытаются попасть в другую больницу или возвращаются в то же приемное отделение, в следующий раз – с новой «легендой» или под вымышленным именем.

В последние годы между несколькими больницам кочует Х., мужчина под 30, который глотает батарейки, японские ножики, булавки и иголки только для того, чтобы попасть в хирургическое отделение и пройти операцию живота для извлечения посторонних предметов. Как только у врачей возникает подозрение, что он по собственной воле глотает предметы, он спешит перебраться в приемное отделение другой больницы. Врачи в замешательстве: они обязаны провести ему операцию, но когда они объясняют ему, что он должен пройти курс лечения у психиатра, он исчезает.

ПОРТРЕТ НА ФОНЕ БОЛЕЗНИ

Обычно «Мюнхгаузены» интеллигентны, обладают хорошими познаниями в медицине. Многие из них медицинские работники, поэтому знают, с помощью каких препаратов можно добиться нужных симптомов. Например, слабительные средства приводят к обезвоживанию организма, а если пережать артерию, то можно заработать омертвение конечности и т. д.

«Бароны» артистичны, истеричны, любят быть в центре внимания. Им присущи инфантилизм и богатая фантазия.

Но самое главное, они все испытывают дефицит любви и тепла, чувствуют себя ненужными. Мнимый больной приходит к врачу с огромной и впечатляющей историей болезни. Конечно, доктор не может отправить такого пациента домой.

Чаще всего «Мюнхгаузены» обращаются за «медицинским вниманием» на станции скорой помощи в ночное время или в праздничные дни в надежде, что дежурства выпадают молодым и неопытным врачам. Если же доктор не проникся жалобами на «смертельные» симптомы, то «бароны» не спорят, покидают эту больницу и обращаются в другую

Они хитры и не приходят в один и тот же стационар дважды. Один из «Мюнхгаузенов» посетил за год 60 клиник. В некоторых странах есть специальный список таких пациентов, и врачи всегда с ним сверяются.

Правда, все может произойти, как в известной притче, когда мальчик кричал: «Волки! Волки!», и в конце концов ему перестали верить. Если «барон» на самом деле заболел и его жизнь находится в опасности, а врач, вместо того, чтобы оказать ему помощь, спишет все на расстройство психики, летальный исход обеспечен.

Мюнхгаузены и другие симулянты

Симулянтов в больничных учреждениях – великое множество. Они притворяются больными для того, чтобы получить какую-то выгоду, будь то больничный лист, путевка в санаторий, наркотические препараты или «отмазка» от армии. Все эти мотивы понятны и очевидны и к синдрому Мюнхгаузена не имеют никакого отношения. Кроме того, существуют так называемые ипохондрики – чрезмерно мнительные и внимательные к состоянию своего здоровья люди, постоянно подозревающие у себя различные заболевания. В отличие от ипохондриков, пациенты с синдромом Мюнхгаузена точно знают, что они ничем не больны, а в отличие от других симулянтов их болезнь носит пожизненный характер и не требует какой-то выгоды, кроме внимания и заботы.
«Мюнхгаузены» – натуры загадочные и частенько хорошо образованные, так что иногда они демонстрируют потрясающие знания в области медицины и ставят в тупик своих докторов. Кроме того, больные с синдромом могут наносить прямой ущерб своему здоровью, требуя немедленного и интенсивного лечения вплоть до операции. Некоторые настолько вживаются в свою роль, что начинают испытывать реальные боли. А для того, чтобы искомое лечение все-таки было назначено, лже-больные глотают различные предметы, чтобы для операции появился повод, симулируют кровотечения, используя кровь животных или калеча себя, горстями принимают лекарства, которые им не нужны. И даже будучи уличенными во лжи, пациенты с синдромом Мюнхгаузена не соглашаются с докторами, жалуются на них во все инстанции или идут к другому врачу.
Для таких людей госпитализация – очень серьезное мероприятие. Они тщательно готовятся к нему, учитывая все мелочи: выбирают время обращения к врачу (в праздники или ночью, считают они, дежурят не самые хорошие доктора), стараются не попадать дважды в одну и ту же больницу, избегают повторных визитов к одному и тому же врачу…
В Европе и США клиники ведут учет симулянтов и создают специальные реестры, с которыми всегда можно свериться. Но это не всегда помогает, ведь если в экстренном случае поступает пациент, то врач, скорее всего, будет его спасать, а не сверяться со списками. Что и требуется «Мюнхгаузену». Кроме того, если человек нарочно проглотил вилку, чтобы ему сделали операцию, отказать ему в медицинской помощи врач не имеет права. Опять же, что и требуется «Мюнхгаузену».
В мировой врачебной практике известен случай, когда пациентка настолько реалистично изображала «острый живот», что врачи тут же хватались ее оперировать. В общей сложности, больная с синдромом Мюнхгаузена была прооперирована около 40 раз, а за всю жизнь перенесла около 500 госпитализаций.

Виды

У синдрома Мюнхгаузена есть классификация.

Заболевание подразделяется на 2 вида:

  1. Индивидуальный. Выдумка заболевания и симулирование симптоматики. При данном диагнозе человек становится заложником собственной мании, ему главное быть больным всегда и везде. От этого страдают родственники. Выдумавший болезнь человек постоянно донимает жалобами проживающих с ним людей. Дополнительно возникают систематические визиты к врачам. Смысл жизни человека с такими психическими отклонениями – постоянные консультации специалистов. Но при синдроме вред наносится только человеку. У окружающих нет необходимости изолировать больного в специальное учреждение.
  2. Делегированный. Данная разновидность является более опасной, чем индивидуальный синдром Мюнхгаузена. Заболевание делегированной формы представляет собой серьёзную патологию, которая вредит не только здоровью больного, но и жизни другого человека. Вид проявляется в неконтролируемом желании лечения своего родственника, коллеги. Обычно разновидность встречается у слишком заботливой мамы по отношению к своему ребёнку.

Сначала человек может довести своего родственника до критического состояния, чтобы затем спасать его. К примеру, не даёт нужные препараты, либо наоборот подкладывает опасные лекарственные средства. При таком отношении часто случается летальный исход, затем больной начинает писать жалобы на медиков, которые якобы виноваты.

При делегированной разновидности человека часто госпитализируют в стационар. Особенно синдром Мюнхгаузена опасен для детей и пожилых людей, так как они не могут противостоять действиям психически нездоровых личностей.

У синдрома Мюнхгаузена есть дополнительная классификация.

Принято выделять следующие типы заболевания:

  1. Острый абдоминальный. Человек симулирует сильную боль в области живота. Но анализы в норме. При данной патологии кожный покров имеет большое количество шрамов и рубцов. Это связано с многочисленными хирургическими операциями.
  2. Кардиальный. В этом случае происходит симуляция заболеваний сердечно-сосудистой системы (ССС). К примеру, инфаркт миокарда, стенокардия. Но на электрокардиограмме, которая используется для диагностирования патологий ССС, никаких отклонений не выявляют.
  3. Геморрагический. Человек жалуется на кровотечения. Они бывают естественными или искусственными. В первом случае человек самостоятельно режет себе кожу, чтобы вызвать кровотечение. А искусственный тип появляется при употреблении антикоагулянтов. Группа препаратов используется для профилактики образования тромбов. К антикоагулянтам относится Эликвис, Варфарин, Ксарелто. При длительном применении препараты могут вызывать побочные действия. Самое распространённое последствие – кровотечение. Дополнительно признак может возникать при длительном применении антибиотиков (Амоксициллин, Амоксиклав), антиаритмических препаратов (Кордарон, Амиодарон). А также кровотечение развивается при приёме нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) – Нурофен, Ибупрофен, Дексалгин.
  4. Кожный. В данном случае человек повреждает покров. На теле могут быть небольшие раны или обширные гнойные язвы.
  5. Неврологический. При данной разновидности человек считает, что у него поражён головной мозг. Поэтому происходит постоянное посещение врачей и требование в немедленной операции. В качестве симптомов выделяют обмороки, припадки, мигрень.
  6. Лёгочный. В этом случае человек симулирует симптомы заболеваний дыхательной системы. К примеру, бронхиальная астма, туберкулёз.
  7. Глотательный. Человек специально глотает различные предметы. К примеру, ложку, гвозди. Больному необходимо, чтобы врач назначил операцию.
  8. Смешанный. Данный тип является необычным. То есть у человека может быть несколько болезней или же он придумывает себе что-то уникальное.
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector